?

Log in

No account? Create an account
саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий

Инок Аркадий

О том, что и как было на самом деле...

Категория: лытдыбр

Как умирают безбожники
саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий
inok_arkadiy

Однажды, группа учёных провела исследование: что говорили перед своей смертью знаменитые безбожники Ницше и М. Монро, Ленин и Вольтер.. О чём «шутил» инженер построивший Титаник и в чём был уверен идол поп. музыки Леннон. Результаты оказались любопытными…

ФРИДРИХ НИЦШЕ :
Сошел с ума. Умер лая в железной клетке

ВОЛЬТЕР — великий насмешник.
У него был ужасный конец. Всю ночь кричал о помиловании. Его медсестра говорила:
«За все деньги Европы не желала бы видеть такую смерть, какая была у Вольтера — смерть неверующего»

ДАВИД ХЬЮМ — атеист.
Перед смертью постоянно кричал:
«Я нахожусь в пламени!»
Его отчаяние было ужасным…

НАПОЛЕОН — император.
Его лечащий врач писал: «Император умер в одиночестве, всеми оставленный. Его предсмертная борьба была ужасной…».

КАРЛ IX:
«Я погиб. Я это ясно сознаю».

ГОББС — английский философ:
«Я стою перед страшным прыжком во тьму».

ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ:
«Больше света!»

ЛЕНИН :
Умер, будучи помрачен в рассудке.
Просил у стола, стульев прощение за свои грехи…
Как это странно для человека, который был для миллионов людей вождём и идеалом…

ЯГОДА — глава советской тайной полиции:
«Должен быть Бог. Он наказывает меня за мои грехи».

ЗИНОВЬЕВ — соратник Ленина,
расстрелянный по приказу Сталина.
«Слушай, Израиль, Господь наш Бог есть единый Бог», —
вот последние слова одного из руководителей атеистического государства.

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ — английский премьер-министр времён Второй мировой войны:
«Какой же я безумец!»

ЯРОСЛАВСКИЙ — президент атеистического интернационального движения: «Прошу, сожгите все мои книги. Посмотрите на Святого! Он ждет меня уже давно. Он здесь!»

Читать дальше...Свернуть )



ОЛЬГА КОРМУХИНА И АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ В "НТВШНИКИ"
саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий
inok_arkadiy
2-я часть. скачать

Прошу прощения за задержку с выкладыванием аудио с записи программы "НТВшники". К сожалению, на расшифровку уходит время, а его как всегда не хватает. Будет еще третья последняя часть.
Предлагаю обсудить тему, где Ольга Кормухина легко и непринужденно смирила гордыню Александра Невзорова. 

Ведущий Антон Хреков: Я тоже, кстати, встречал. Вот господин Невзоров видимо очень многих встречал. Господин Невзров тоже звезда по-своему. Журналист очень известный, еще раз, здравствуйте. Тем не менее, человек пошел в совершенно другую сторону. (К Невзорову обращается) Ольга Кормухина пошла к храму – Вы пошли в другом направлении. У звезд могут быть разные пути, да? Чем это обусловлено? Как Вы думаете? Вот, посмотрите, Ольга Кормухина как раз именно пошла к Церкви.

Невзоров: Я подозреваю, что вероятно у нее возникли определенные проблемы с пониманием этого мира, а в Церкви ей дали какое-то внимание. И когда предлагается более простая схема, чем та, которая предусмотрена в той же теории эволюции и другими сложными вещами, которые не нужны хорошеньким женщинам и певицам. И вообще есть головы, которые лучше и не перегружать такими вещами. А можно вполне удовольствоваться версией о шести днях творения, вдыхании. Ну, и со всеми так называемыми приключениями последующими вплоть до окончания там… Деяния апостольские.

Ольга Кормухина: Что же меня поразило в этих людях? Меня поразило в них то, что люди свободны. Может быть так для всех я постараюсь пояснить…

Ведущий Антон Хреков: Свободны от чего?

Ольга Кормухина:
На заре моего воцерковления один священник расставил мне маячки, Царствия ему Небесного, о.Валерий. Он мне расставил маячки очень классные. Они до сих пор меня в любую бурю спасают. Он мне рассказал историю об одном… Не знаю то ли это был монах, то ли батюшка. Он был репрессирован и находился в лагерях.
И вот они (комиссары) не знали как вообще его запугать.
Вот вызывают его и говорят:
- Да мы тебя голодом заморим.
А он отвечает:
- Слава Богу, попощусь.
- Да мы тебя в карцер посадим.
- Слава Богу, помолюсь.
- Да мы вообще тебя убьем.
- Слава Богу, быстрее со Христом буду.
И вы знаете, вот это, наверно, то что меня поразило, я поняла, что вот я все видела в это мире, а вот это удивительно. Что же дает ему такую свободу? Мне захотелось это понять и узнать. И до сих пор понимаю, узнаю, мне это очень нравится, и жить интересно. (аплодисменты).

Павел Лобков: Смирение как вот которую Вы сейчас рассказывали историю не столько о сопротивлении, сколько о смирении. И вот мне кажется смирение – это очень важная вещь, которую несет Церковь, и тезис «всякая власть от Бога» и пропаганда смирения и вообщем тем из-за чего мы выступаем, многие из нас, даже будучи крещенными выступаем против Церковного диктата. Именно потому что мы видим ??? государства.

Ведущий Антон Хреков: Ну, да потому что власть призывает к смирению, а тут еще и Церковь.

Ольга Кормухина:
А чем вам так Церковь насолила, ребята? Я просто не слышала официальные факты.

Ведущий Антон Хреков:
Я попытаюсь объяснить. Дело в том, что власть призывает, ну, дефактум призывает к смирению, а тут еще и Церковь.

Ольга Кормухина: А что такое смирение? Я вот до сих пор не знаю. Бьюсь-бьюсь за эту добродетель и никак не умею смиряться.

Ведущий Антон Хреков:
Ну, я об этом не знаю. Ну, по крайней мере…

Ольга Кормухина: Вот здесь товарищ (Невзоров) перед Вами вещал. Он рассказывал всем что со мной произошло (смех в зале). Я рожала , а он мне рассказывает как рожать, понимаете? Кстати говоря, удивительно. Вот наверное, потому и не очень хочется идти на телевидение, вы говорите меня нет (на ТВ). Я сегодня согласилась прийти только потому что… Это, честно скажу - это моя голгофа. Это - моя жертва.
Мне очень неудобно и неприятно. Мне всегда неприятно, когда люди судят о том, о чем и понятия не имеют. А самое главное мне очень больно смотреть на многих, кто…
Ведь от слов своих осудимся и от слов оправдаемся. Ребята! Флаг вам в руки! Главное желаю вам, чтобы не было сюрпризов на Страшном Суде. (аплодисменты).
В Церкви моя совесть говорит мне: «Да, я не совершенство и врядли когда им стану. Горбатого могила исправит. Но эта совесть она все время не спит. В Церкви она не спит. Моя задача в жизни – не дать заснуть моей совести. (аплодисменты).