православный-полемический журнал (inok_arkadiy) wrote,
православный-полемический журнал
inok_arkadiy

Categories:

Главный российский радиобиолог: COVID мог появиться как мутация от излучения 5G


В «Сколково» учёного назвали провокатором и призвали «вешать самозваных гуру на сотовых вышках», а Олег Григорьев ответил – получилась заочная битва. Структура «Ростеха» «Криптонит» спорить с радиобиологом отказалась.

Базовые станции 5G в китайском Ухане могли спровоцировать собственно появление коронавируса – эту теорию нужно проверить как одну из основных. Об этом в интервью «Октагону» рассказал учёный Олег Григорьев, член научно-консультативного комитета ВОЗ, который возглавляет официальное научное объединение – Российский национальный комитет по защите от неионизирующих излучений.

53-летний Григорьев долгое время тестировал спецоборудование военных, которое, как предполагается, будет работать на «демилитаризованных» 5G-частотах. Он дал «Октагону» большое интервью о влиянии сотовой связи и в частности 5G на здоровье – там всё, что вы хотели знать, но не знали, у кого спросить. Материал мы выпустим в разделе «Спецпроекты» в ближайшее время. В этом тексте – несколько ключевых тезисов радиобиолога с комментариями эксперта по связи из «Сколково».

Григорьев: «Я бы не подписался»

По словам Григорьева, особенность стандарта под общим названием 5G – в способе организации сигнала: это высокоамплитудный высокоградиентный импульс; направленность основного луча на устройство (сейчас 2G, 3G, 4G – основной луч, рассеянный в пространство); использование широкого спектра частот в «пачке импульсов».



− Это экспериментально проверено ещё в 1980-1990-х, так как этот тип антенн и сигнала использовали для поиска эффективных методов радиолокации, а заодно исследовали биоэффекты. Частично опубликовано в наших статьях, в работе профессора Светланы Лукьяновой («Электромагнитное поле СВЧ диапазона нетепловой интенсивности как раздражитель для ЦНС», 2015). ˂…˃ Рецепция для дальней зоны – это прежде всего кожные рецепторы, окончания нервной системы. Их реакция вполне себе отчётливо отражается в мозге.



Для упрощения мы рекомендуем вспомнить средневековую пытку каплей (обездвиженному человеку днями напролёт на голову медленно капает вода. – τ.). ˂…˃ Да, эффект прежде всего для нервной системы. Но в силу специфики антенн абонентского терминала вероятность онкологии возрастёт, – говорит Григорьев.

И выхода из этой ситуации – компромисса для здоровья – Григорьев пока не видит:

– Сигнал проектируемого 5G соотнести с российскими предельно допустимыми уровнями (ПДУ) невозможно, и существующие методы измерения неприменимы. Я никогда не подпишусь под безопасностью 5G в представленном виде. Я 10 лет был главным по медико-биологическим испытаниям специальной техники, это не секрет.

Моя подпись стоит под многими документами, разрешающими применение новых технологий, которые могут затронуть здоровье.



Если кто хочет априорно брать ответственность на себя – пусть подписывает, главное, чтобы история сохранила его имя.

В 2004 году комиссия электромагнитной программы Всемирной организации здравоохранения приняла решение повторить советские эксперименты по изучению влияния сотовой связи на иммунную систему, рассказывает Олег Григорьев:

– Это мы и сделали в 2006-2008 годах. Научным соруководителем программы был профессор Юрий Григорьев, я был координатором научных и практических работ российской части. От ВОЗ руководил Майк Репачоли, финансировалось частично за счёт промышленности – через ВОЗ. В итоге получили точно такой результат, как в СССР: иммунная система отвечает на нетепловой уровень электромагнитного поля (ЭМП). Базовые станции (БС) в Китае могут стимулировать ускоренный генетический мутационный процесс, поскольку все данные по экспозиции на расстоянии 5 метров от антенн БС точно равны тем, что использовались в СССР, когда был получен стойкий мутационный эффект на ряде микроорганизмов. Поэтому если говорить про COVID, то одной из основных теорий я бы рассматривал ЭМП БС как катализатор происхождения из-за ускоренного мутирования, и это обязательно надо исследовать, поскольку есть предпосылки. То, что китайцы делают все свои БС под свой лимит, – это факт, они и 5G предлагают под национальные лимиты.

Говоря о перспективах новой технологии в Москве, Григорьев обратил внимание, что Институт медицины труда, который мэрия выбрала подрядчиком исследования 5G, вряд ли адекватно справится – из-за недостатка времени, кадров, финансирования и огрехов в самом техническом задании:

– В основном техническое задание мэрии – это смесь наивных представлений и заблуждений из интернета, лозунгов и брошюры GSMA (американская отраслевая ассоциация. – τ.) по 5G ˂...˃ Эта научно-исследовательская работа (НИР) – тема для серьёзного анализа, так как плавно продвигаются идеи по ухудшению условий для населения страны, заведомо повышающие риски развития заболеваний.

Учёный добавил, что текущая загрузка сетей – 40 процентов, а телеком-отрасль уже лет 10 как «финансовая пирамида через кредитование, они давно не покрывают расходы абонентской платой»:

– Поэтому раскручивают 5G, впаривая красивую сказку. И в космос – тоже из той же истории, смотрите крах OneWeb. У нас есть коллега, доктор Мордачёв, связист, очень уважаемый в мире, в ноябре на конференции 2019 года он нам на цифрах показал избыточность БС для обеспечения связи. Речь идёт о многократной избыточности как станций, так и электромагнитного фона, который они создают.

Шуб: «Всё не так!»

Оппонентом Григорьева стал Виталий Шуб – руководитель исследовательского центра на базе Сколтеха по технологиям 5G, кандидат физико-математических наук. Больше всего его возмутил тезис Григорьева про недозагруженность существующих сетей и избыточность 5G как стандарта.

Публикуем его ответы целиком.

– Могло ли, с вашей точки зрения, излучение 5G стать причиной мутаций обычных вирусов (или обычных коронавирусов) в опасный COVID-19?

– Мутации живых организмов вызываются так называемыми мутагенными факторами, которые провоцируют случайные дополнительные изменения наследственного материала ДНК при делении клеток. Наиболее явным и проявляющимся мутагенным воздействием электромагнитного излучения (ЭМИ) является радиационное повреждение ДНК излучением, энергия кванта которого выше энергии связей в молекулах клеток, что приводит к образованию свободных радикалов и разрыву межатомных связей в цепочках ДНК.

Для этого излучение должно быть не менее коротковолновым, чем жёсткий ультрафиолет (УФ).

Все ЭМИ с длиной волны ниже УФ, в том числе в радиодиапазоне, не являются ионизирующими и не могут считаться мутагенным фактором. Единственное исключение – канцероподобное заболевание лимфогранулематоз, или лимфогранулема, которое проявляется у персонала, работающего со сверхмощными источниками сверхвысокочастотного излучения типа радаров. Воздействие более низкочастотное, чем УФ, ЭМИ, на ткани организма – тепловое, глубина воздействия зависит от длины волны. Это относится ко всем живым организмам, в том числе к бактериям и вирусам, которые, кстати, в силу своей примитивности и способов размножения являются гораздо более устойчивыми к мутагенным факторам, чем сложно устроенные люди.



Вирусы мутируют сами по себе, так как мутации для них – единственный способ адаптации к окружающей среде, выживания и размножения в клетках организмов-хозяев. ЭМИ радиодиапазона этого сделать физически не может.

– У вас есть информация о каких-то деталях/планах развёртывания 5G в Москве? Какие разрешения выдали московские власти? Насколько безопасно в существующем или планируемом виде 5G-излучение для москвичей?

– Возможный сценарий развёртывания 5G в Москве (как и на территории всей страны) – рефарминг частот 2/3/4G в 5G; выделение полос частот в диапазоне дециметровых волн (ниже 1 ГГц); выделение полос частот в диапазонах 3,4–3,8 ГГц и 4,8–4,99 ГГц; выделение частот в диапазоне 24–30 ГГц.

Всё находится в руках госкомиссии по радиочастотам. Операторы будут использовать те частоты, которые им выделят. Пока им не дали ничего, кроме возможности провести тестовые запуски на очень ограниченных территориях в диапазонах 4,8–4,99 ГГц и 24–30 ГГц. Базовые станции будут монтироваться в соответствии с жёсткими нормами СанПиН на соответствующие частотные диапазоны.

В любом случае излучаемая радиомощность одного приёмопередатчика сектора БС не будет превышать 100 Вт, или, суммарно, не более 300–600 Вт на одну БС, что заведомо ниже любого допустимого порога мощности ЭМИ в этих диапазонах.

– Действительно ли загрузка сетей сейчас порядка 40–50 процентов?

– Абсолютный бред!



Цикл смены поколений сотовой связи раз в 10 лет соответствует динамике загрузки базовых станций. Сначала это этап demand driven by supply, когда сеть стоит пустая и постепенно заполняется мигрировавшими абонентами. Этот период продолжается где-то 3–5 лет после свопа (модернизации) сети.

Потом, по мере достижения проникновения и населённости сот новыми терминалами до уровня 50–60 процентов и предложения новых тарифов и услуг, начинается фаза насыщения рынка и перегрузки по трафику в часы непрерывной нагрузки (ЧНН). Это уже этап supply driven by demand.

Поэтому к концу цикла БС в местах массового скопления абонентов в ЧНН оказываются очень сильно перегруженными, и в силу делимости сотового ресурса начинает падать битрейт на абонента и качество сервисов.

Всех этих самозванных сотовых гуру уже пора на сотовых башнях и развесить, как провокаторов в военное время.



Олег Григорьев немного расстроился, что Шуб, вероятно, не особо-то гуглил, кому он отвечает, и указал в целом на безответственность связистов, которые шатают советские стандарты волновой безопасности: «Почему мы слышим от менеджеров связи “бла-бла-бла”? Менеджер сегодня работает в отрасли связи, завтра он в коммунальной компании, послезавтра выясняется, что он расхититель и сбежал в Лондон. А нам с вами тут жить».

– Доктор биологических наук не может комментировать мнение кандидата физико-математических наук, не имеющего научных работ в области биологических эффектов электромагнитного поля и гигиены неионизирующих излучений, – продолжает Григорьев. – Если вам как журналисту не совсем ясен мой тезис относительно «вируса», поясню. Имеется большое количество экспериментальных данных, показавших мутагенный характер ЭМП для микроорганизмов. Есть исследования, которые показали изменения значимых свойств вирусов, например, вирулентность, под действием ЭМП. Работы с вирусами и микробами под ЭМ-облучением начаты ещё в 30-е годы прошлого века и практически не прерывались, если говорить о мировой науке.

Отечественные данные наиболее достоверные получены в 1970-1980-х годах. Они не всем были доступны тогда, и сейчас не всем. Госпрограмма 1984-2004 годов предусматривала расширение соответствующих исследований. Частотный диапазон и интенсивности, использованные в экспериментах с исследованием мутагенных свойств при экспозиции ЭМП РЧ, соответствуют тем, что сейчас дают данные гигиены для расстояний нескольких метров от антенн БС.



В контексте сотовой связи возможность экспериментального исследования этого вопроса обсуждалась в межведомственной рабочей группе, созданной по указанию Геннадия Онищенко, примерно в 2002–2004 годах – от отрасли связи принимал участие Валерий Фронтов, на тот момент замгендиректора «Вымпелкома» и вице-президент Национальной радиоассоциации. Конечно, я был в этой группе также. Каждый раз, когда возникал «неожиданный» атипичный вирус, эта тема всплывала – у меня в архивах есть несколько ТЗ на НИР. Но это как с вакцинами: уходит вирус – уходит желание исследовать, поскольку сам факт такого исследования является риском для отрасли связи. Я специально вынес вопрос о мутагенности ЭМП для микроорганизмов и вирусов в пленарное заседание конференции РАМН «Окружающая среда и здоровье человека» в 2008 году. Никто из академиков РАН и РАМН не подверг сомнению правомерность и обоснованность такой гипотезы и необходимости исследований.

Всё это даёт нам право и даже обязывает рассматривать гипотезу о влиянии локального ЭМ на ускорение мутации очередного вируса. Природа мутаций ДНК и генетических изменений достоверно науке неизвестна – рекомендую прочитать последнюю монографию автора открытия ДНК Джеймса Уотсона, нобелевского лауреата. Его взгляды непопулярны сейчас, но Уотсону трудно отказать в некомпетентности. Ровно год назад мы обсуждали примерно это же в контексте «онкологии и ЭМП» с бывшим руководителем программы ВОЗ по ЭМП Майком Репачоли: трудно дискутировать с мнением Уотсона, нет определённости в детерминированных причинах мутаций и их проявлении.



Он имеет отношение прежде всего к абонентским терминалам, интенсивность которых существенно меньше, чем у БС. Это официальный документ, из которого надо исходить, говоря о механизмах молекулярного уровня. Однако это только один из механизмов. И я бы не рассматривал его как первоочередной для in vitro (эксперименты «в пробирке». – τ.), однако на стадии жизнедеятельности вируса в организме это вполне приличная гипотеза.

Что касается дискуссий со связистами, то замечу, что отрасль связи выросла на наших глазах. Первым, с кем мы обсуждали проблему биоэффектов сотовой связи за круглым столом, был Дмитрий Зимин (основатель «Вымпелкома». – τ.) в середине 1990-х, и он же профинансировал первую комплексную программу, которая не повторялась в мире до сих пор. С тех пор практически все вендоры, операторы и объединения типа MMF, GSMA участвовали в нашей работе или обсуждали с нами научные проблемы биоэффектов. Нетрудно догадаться, что мы кое-что знаем о закулисье промышленности связи. В этом контексте нам очевидно, какие комментарии могут дать менеджеры связи для прессы за свою немалую зарплату. Однако опыт показывает, что в непубличной ситуации связисты понимают сложность проблемы здоровья, – если это не менеджер с кейсом MBA, конечно.

Не надо нас, радиобиологов и гигиенистов неионизирующих излучений, противопоставлять связистам – мы профессионально занимаемся исследованиями, наше дело – знать прогноз и исследовать последствия внедрения. Мы не общественные активисты, которые читают интернет и выступают против на всякий случай.



А потом посчитать вас, пользователей, сколько вас будет на 100 тысяч заболевших, и обсудить на конференции.

Социальная ответственность связистов – обеспечить безопасность технологии. Выступающие с комментариями господа своей технологии не сделали, пользуются иностранной, и то, что 5G пытаются развивать по плану транснациональных компаний вопреки российской системе санитарно-эпидемиологического обеспечения, – это ответственность менеджеров связи перед народом России. Как сказал 22 мая 2020 года президент Владимир Путин, система санитарно-эпидемиологического надзора, доставшаяся от СССР, работает и обеспечивает здоровье нации.

Промышленность связи несёт ответственность за возможные последствия – это главный тезис.

В ростеховской структуре «Криптонит», которая отвечает за внедрение 5G в России, от комментариев «Октагону» отказались.

Продолжение следует…

https://octagon.media/istorii/glavnyj_rossijskij_radiobiolog_covid_mog_poyavitsya_kak_mutaciya_ot_izlucheniya_5g.html



Tags: 5g, сотовая связь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments