православный-полемический журнал (inok_arkadiy) wrote,
православный-полемический журнал
inok_arkadiy

Category:

Направление обороны простое — за Родину

Летом 1942 года погиб немецкий обер-лейтенант Фридрих ХЁНФЕЛЬД. Среди его вещей нашли личный дневник, который он вел при жизни. И была в нем запись о подвиге «неизвестного русского солдата», совершенном 17 июля 1941 года под деревней Сокольничи, на 476-м километре шоссе Москва — Варшава:

«Вечером мы хоронили русского солдата, который вёл бой в одиночку. Бил из пушки по нашим танкам и пехоте. Казалось, этому бою не будет конца. Храбрость его была поразительна. Это был настоящий ад. Танки загорались один за другим. Пехота, прятавшаяся за бронёй, залегла. Командиры в растерянности. Не могут понять источник шквального огня. Кажется, бьёт целая батарея. Огонь прицельный. Откуда взялась эта батарея? Разведка докладывала, что путь свободен. В колонне 59 танков, рота пехоты, бронемашины. И вся наша мощь слаба под огнём русских. Больше всего нас изумило то, что против нас бился один-единственный боец. А мы думали, что в нас стреляет целая артиллерийская батарея...»

Как звали неизвестного бойца? Николай. Отчество — Владимирович. Фамилия — Сиротинин. Деревенский. Русский. Возраст — 20 лет. Рост — 164 см. Вес — 54 кг. Звание — старший сержант. До войны работал на заводе «Текмаш» в Орле. Призван в армию 5 октября 1940 года. Воинская профессия — артиллерист, командир орудия. Служил в 6-й стрелковой дивизии, части которой стояли в Брестской крепости. Противотанковая пушка, калибр — 76 мм, вес в боевом положении — 1,5 тонны. Вес одного снаряда — 9 кг. Наиболее действенный огонь по бронированным целям — 600 метров, прямая наводка. В начале боя у Николая Сиротинина было 60 снарядов, карабин и патроны. Направление обороны простое — за Родину.

Кто противостоял русскому сержанту? Колонна из 59 немецких танков, авангард немецкого наступления на Советский Союз, 4-я танковая дивизия вермахта под началом генерала Гудериана. Представьте себе эту махину.

Основной немецкий боевой танк Т-III имеет вес 20 тонн, двигатель мощностью 250 лошадиных сил и скорость 32 км/ч. Экипаж — 5 человек, вооружение — 37-мм пушка и три пулемета. То есть двигалась на Николая Сиротинина армада, состоящая из 200 танкистов, 150 пулемётов, 59 пушек, 1200 тонн немецкого железа.

Танковую колонну прикрывала еще рота пехоты: примерно 30 офицеров и 160 солдат. На вооружении у них карабины, миномёты, ручные пулемёты, противотанковые ружья, гусенично-колёсные бронемашины. Направление движения — важнее не придумаешь! — Москва.

...17 июля 1941 года Николай со своим орудием занял удобное положение на холме в густой золотистой ржи, возле маленькой белорусской деревни Сокольничи. С позиции хорошо просматривалось шоссе и мост через малую речку Добрысть. Под мощным напором врага его родной полк лихорадочно спешил отойти на реку Сож, где надо было создать новый рубеж обороны. Значит, главная его задача — дать своим время, чтоб они успели окопаться.

— Думаю, они тебе больше тридцати раз пальнуть не дадут, — сказал Николаю комбат перед отходом, — заткнёшь мост и отходи. Замок от пушки — с собой в вещмешок. Лошадь за сарайчиком. Догонишь.

— Ничо, товарищ старший лейтенант, я всё сделаю. Я деревенский, вы мене токо оставьте ещё снарядов, и вам быстрее ехать будет, и лошадям не так тяжельше...

Маленький сержант смотрел на командира снизу вверх спокойно и уверенно, как будто не оставался один на верную смерть, а просто готовился сделать привычную тяжёлую работу в своей деревне на Орловщине.

От Сокольничей до райцентра Кричева — 5 километров, для танков — 10 минут езды. Но в тот день немцам понадобилось 2,5 часа, чтобы преодолеть это расстояние.


Когда на рассвете показалась колонна немецкой бронетехники, Николай первым выстрелом подбил вышедший на мост головной танк, а вторым — бронетранспортёр, замыкавший колонну, тем самым создав на дороге пробку. Немцы пытались расчистить затор, стащив подбитую машину с моста двумя другими танками, но и они были подбиты. Бронемашина, пытавшаяся преодолеть реку вброд, увязла в болотистом берегу и тоже была уничтожена точным огневым ударом. Немцам долго не удавалось определить местоположение хорошо замаскированного орудия; они считали, что бой с ними ведёт целая батарея.

С высоты холма Николаю хорошо было видно: и снова танки на подходе. И бронемашины. И пехота. В секторе обстрела орудия — захватчики в серых мундирах, и вся эта гитлеровская спесь. А когда в руках у тебя артиллерийское орудие и полно боеприпасов, а впереди враг, а позади свои ребята, а они едут, как на параде, как у себя дома, то отступать — не в радость. И тогда тебе уже наплевать, с какой стороны пушки механизмы вертикальной и горизонтальной наводки. Извернулся наизнанку, но навёл. Было бы желание!

Навёл, выстрелил, засёк попадание, принёс снаряд, навёл, выстрелил. Снова снаряд, выстрел... Цивилизованная Европа, почти без боя павшая к ногам фашистов, закончилась ещё в Бресте, но они этого пока не поняли. И старший сержант объяснял им эту истину прилежно, на понятном для них языке. Он валил свою аудиторию «железными доводами» — наповал. Ученики ему попались неважные, тему так и не усвоили. Кроме самых рьяных — тех, кто навсегда остался лежать у реки.

Поняв, что атакой в лоб они не сломят русских артиллеристов, фашисты пошли в обход. Окружив позицию Сиротинина, открыли ураганный огонь. И только после этого замолчала его пушка, перестал бить карабин. Подошли ближе и ужаснулись: «Русский герой был юнцом, почти мальчишкой, — отмечал в своем дневнике обер-лейтенант Фридрих Хёнфельд. — В строю немецких солдат он стоял бы последним на правом фланге. Он произвёл по нам 57 выстрелов из орудия и потом ещё бил и бил из карабина. На предложение сдаться ответил отказом и отстреливался до последнего. Рассеял лобовую атаку пехоты. Уничтожил 10 танков и бронемашин. Рядом с его могилой осталось целое кладбище наших солдат. Все удивлялись его храбрости. Мы настолько были поражены мужеством русского солдата, что похоронили его с воинскими почестями. Полковник перед могилой говорил: «Если бы такими, как он, были все солдаты фюрера, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Всё-таки он русский. Надо ли такое преклонение?»

Обер-лейтенант Хёнфельд был убит в боях под Тулой через год — в июле 42-го. Он так и не понял, в какую войну и с кем ввязалась Германия. Советские солдаты обнаружили его дневник и передали военному журналисту Фёдору СЕЛИВАНОВУ. Так стало известно: имя — Николай. Отчество — Владимирович. Фамилия — Сиротинин. Командир орудия противотанковой батареи. Похоронен со всеми воинскими почестями солдатами и офицерами 4-й танковой дивизии вермахта на берегу реки Добрысть у села Сокольничи. Лишь через 19 лет, в 1960 году, он был награждён за свой подвиг орденом Отечественной войны I cтепени. Посмертно.

К званию Героя Советского Союза он так и не был представлен. По словам родственников, для оформления документов нужна была фотография, но единственная имевшаяся у родных фотокарточка была утеряна в эвакуации. Согласно официальному ответу Главного управления кадров Министерства обороны СССР, для представления его к высокому званию Героя нет оснований, поскольку в годы войны вышестоящим командованием не было принято такого решения, а в послевоенные годы повторно рассматривались только нереализованные представления.

Семья Сиротинина узнала о его подвиге спустя 17 лет, в 1958 году, — из публикации в журнале «Огонек». И в 1961 году у шоссе возле деревни Сокольничи был поставлен памятник, возле которого на постаменте установлено настоящее 76-мм орудие. Надпись на обелиске гласит: «Здесь на рассвете 17 июля 1941 года вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант – артиллерист Николай Владимирович Сиротинин, отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины».
•••

Память о нем жива. В городе Кричеве его именем названа улица. В Орле на заводе «Текмаш», где он работал до войны, установлена мемориальная доска. В 2015г. одной из орловских школ присвоено имя героя-артиллериста. В музее боевой славы собраны материалы, ему посвящённые. На торжественных мероприятиях среди учеников побывала сестра Николая — Таисия Владимировна.

Сергей ТИМОШЕНКО посвятил ему песню «И один в поле воин». Да, именно эта мысль приходит на память, когда читаешь о выдающемся подвиге маленького сержанта. Если дух бойца крепок и неустрашим, то и рука сильна, и действия собранны, и победа грядет.



Tags: ВОВ
Subscribe

Posts from This Journal “ВОВ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments