April 27th, 2019

саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий

О воспоминаниях Великой Субботы

I. В Св. и Великую Субботу празднуем погребение Господа нашего Иисуса Христа и сошествия Его во ад, коими род человеческий, воззванный от тли, перешел к вечной жизни.

II. Все дни превосходит Святая Четыредесятница, но больше святой Четыредесятницы Святая и Великая седмица (Страстная), а больше самой седмицы Страстной есть Великая и Святая Суббота. Ибо, как в первом миротворении, Бог, создавши все твари и в шестой день окончательно сотворивши человека, в седьмой почил от всех дел Своих и освятил его, наименовав субботою, т. е. покоем: так и в делании умного творения, совершив все (дело искупления) и в шестой день (пяток) паки воссоздавши истлевшего человека, обновив его Живоносный Крестом и смертию, Господь в настоящий седьмой день успокоился, уснув живоестественным и спасительным сном. Бог Слово плотию снисходит во гроб, снисходит же и во ад с естественною и божественною душою, отделившеюся смертию от тела и преданною им в руки Отца, Которому Он принес и кровь Свою, сделавшуюся нашим избавлением. Но душа Господня во аде не была удержана, подобно душам святых, ибо она не подлежала прародительской клятве. Вселился Господь наш Иисус Христос во гроб телесно и с Божеством, крайне соединившимся с плотию: но в то же время Он был и в раю с разбойником и, как прежде сказано, во аде с обоженною Своею душою, преестественно же был со Отцом и Духом; везде Он был яко Бог неописанный, неограниченный: «Ничто же бо Божеству во гробе страждущу, яко же ниже на кресте». Испытало Господне тело разрешение души от тела, но отнюдь не разрушение плоти и членов, или совершенную порчу их. Святое тело Господне Иосиф, сняв с древа, погребает в новом гробе и в вертограде, над входом гроба полагает великий камень, а иудеи выпросили стражу для гроба и приложили к гробу свою подлинную печать. И все это оказалось против них. Отселе ад содрогается и изумевается, ощутив могущественнейшую силу, и в скором времени он, неправедно поглотивший, изрыгнет и Христа – твердейший и краеугольный камень, – и тех, коих заключал во чреве своем, как наслаждение для себя.

III. Неизреченный снисхождением Твоим, Христе Боже наш, помилуй нас! – Аминь. (См. «Воскресное чтение» за 1846 год, стр. 511–512).

Протоиерей Григорий Дьяченко