November 18th, 2015

саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий

Сестры Романовы – вот скромное звание Высочайших Сестер

«Я  хочу написать несколько строк  в воспоминание о последней  Государыне Земли Русской и  Ее Детях, – написать о Них  не как о Коронованных Особах, а просто как о людях, с Которыми я сталкивался близко в течение года с лишним в лазарете, где работали Государыня и две Ее старшие Дочери – Ольга и Татьяна. Сестры Романовы – вот скромное звание Высочайших Сестер в списках медицинского персонала лазарета.

В  Собственный Ее Величества лазарет  меня привезли с фронта 3 февраля  1916 года тяжело раненого: одна моя нога была совсем раздроблена, а другая сильно ранена в колено. Да, это  был лазарет Государыни. Лазарет,  созданный по Ее мысли, поддерживаемый  Ее заботами и деньгами. Во  главе лазарета стоял доктор  медицины княжна Вера Игнатьевна  Гедройц – прекрасный хирург  и хороший скрипач, впоследствии  расстрелянная большевиками. Ее  ассистентом был совсем простой  земский врач. Сестры милосердия  большей частью были тоже нетитулованные, кроме графини Н. А. Рейшах-Рит. Делопроизводство, например, вел совсем малограмотный латыш. Несколько позже, в Евпатории и в Севастополе, мне не раз приходилось слышать: – А, наверное, чтобы  попасть в этот лазарет, требовалась  большая протекция, а вы, конечно, Шефского полка? Почему-то про Собственный Ее Величества лазарет думали, что туда могут попасть только титулованные, вроде князей, шефских и т. д. Конечно, это было большое заблуждение. Поэтому в ответ спрашивавшему я, улыбаясь, отвечал: – Я не Шефского полка: я самый обыкновенный офицер пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона. А протекция, чтобы попасть  в Собственный Ее Величества лазарет, требуется действительно очень  большая. Для этого нужно быть только … тяжело раненым. И  действительно, главный контингент  раненых лазарета составляли  пехотинцы, реже – других родов  оружия, еще реже гвардейцы и  совсем редко титулованные. Я  уже сказал, Собственный Ее Величества  лазарет находился под Высоким  покровительством не только по  имени. Он в буквальном смысле  был лазаретом Государыни, в котором  работала Сама Императрица и две Ее старшие Дочери, – работали как самые простые, обыкновенные и милые сестры милосердия.

Никогда  не позабуду впечатления от  первой встречи с Государыней. О  том, что Государыня прибудет  в лазарет после Своей сердечной болезни и трехмесячного отсутствия нам, раненым лазарета, было известно заранее. Ее приезд я ждал с нетерпением и волновался ужасно. Но помню – над всеми другими чувствами во мне господствовало любопытство. Личность Государыни в моем сознании связывалась с необычайным блеском и великолепием.

И  что же? Если бы не моя палатная  сестра, сопровождавшая Государыню  и сказавшая при входе в  палату: «А вот, Ваше Величество, наш новый раненый, прапорщик  С. П. Павлов», – я бы так  и не узнал Государыни: так  разительно не сходилось мое  представление о Ее личности  с действительностью.

Предо  мной стояла высокого роста,  стройная Дама лет 50, в простом  сереньком костюме сестры и  в белой косынке. Государыня  ласково поздоровалась со мной  и расспросила меня, где я ранен,  в каком деле и на каком фронте. Чуть-чуть волнуясь, я ответил на все Ее вопросы, не спуская глаз с Ее лица. Почти классически правильное, лицо это в молодости, несомненно, было красиво, очень красиво, но красота эта, очевидно, была холодной и безстрастной. И теперь еще, постаревшее от времени и с мелкими морщинками около глаз и уголков губ, лицо это было очень интересно, но слишком строго и слишком задумчиво. Я так и подумал: какое правильное, умное, строгое и энергичное лицо.

Collapse )