January 14th, 2015

саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий

Charlie Hebdo. «Европейские ценности» как высшая степень лицемерия

indexДавным-давно премьер Великобритании Бенджамин Дизраэли сказал мудрые слова: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Не посягая на лавры «автора» британо-афганской войны, распространю его классификацию ещё на один порок. Существует три вида лицемерия: лицемерие, вопиющее лицемерие и европейские ценности.

7 января на редакцию французского еженедельника карикатур Charlie Hebdo было совершено нападение группы мусульман, в результате которого погибли 10 сотрудников редакции и 2 полицейских. Это было вовсе не первое нападение на Charlie Hebdo. В 2006 году журнал стал известен благодаря перепечатке карикатур на пророка Мохаммеда, опубликованных в датском издании Jyllands-Posten. Публикация вызвала бурные возмущения верующих и даже обращения в суд, но главный редактор издания был оправдан. В 2011 году после очередной порции антиисламских карикатур, посвящённых событиям в Тунисе и Ливии, редакцию журнала подожгли неизвестные. Тем не менее Charlie Hebdo каждый год продолжал публиковать насмешки над мусульманами и Мохаммедом.

Следует отметить, что французский журнал отнюдь не отличался хвалёной европейской толерантностью, избирая объектами своих насмешек не только мусульманские, но и христианские ценности. Причём не просто насмешек, а пошлых издёвок, включая картинки гомосексуальных сцен. Именно поэтому многие верующие разных конфессий крайне неоднозначно воспринимали и воспринимают творчество карикатуристов.

Кроме религиозной тематики, журнал любит «постебаться» и над другими событиями. Например, опубликовав ряд карикатур на июльскую катастрофу в московском метро, в которой погибло 24 и пострадало 150 человек. Трактовалось всё это как свобода слова.

Кстати, и убийство журналистов многие, не знакомые с их творчеством, истрактовали именно как преступление против свободы слова. Правда, и эта свобода выглядит очень уж... по-европейски: убитый вместе с коллегами главный редактор журнала Стефан Шарбонье памятен публике тем, что уволил одного из сотрудников, нарисовавшего карикатуру на сына Николя Саркози, за... антисемитизм. Вот уж воистину европейские ценности — если кому-то позволено глумиться над быком, то это не значит, что ему позволено иронизировать над Юпитером.

Тем не менее, каково бы ни было отношение к изданию, при нападении на редакцию погибли и те, кто не имел отношения к глумлению над чувствами верующих. Именно поэтому с осуждением нападения выступили не только политики и общественные деятели, но и представители различных религиозных общин, включая мусульманские. Причём оценили они теракт как направленный против мусульман.

В общем-то, последующие события показали, что и теракт был не так уж случаен, и реакция на него не столь уж стихийна. Начнём с того, что произошёл он буквально на следующий день после очередной миротворческой инициативы Франсуа Олланда, призвавшего к нормализации отношений с Россией и изъявившего желание способствовать этому всеми силами. Само собой разумеется, после случившегося Олланду ещё долго будет не до миротворчества. Во-вторых, жгучее желание европейских СМИ массово перепечатать антимусульманские карикатуры из Charlie Hebdo (американские массмедиа эту идею не поддержали) гарантированно вызовут всплеск межконфессиональных противоречий в Европе, что дополнительно дестабилизирует и без того не очень-то благополучную европейскую экономику. В-третьих, зная технологии организации «стихийных» митингов, используемые США для организации государственных переворотов, огромные толпы протестующих против убийства не самых привлекательных личностей в журналистской среде в точности повторили действия «мирных протестующих», выходивших не так давно на площадь Тахрир и майдан. В-четвёртых, однообразие плакатиков в поддержку Charlie Hebdo у десятков (если не сотен) тысяч протестующих наводит на мысль о том, что они были готовы заранее. Причём лишь у незначительной части этих людей плакаты были самодельные, у большинства — явно изготовленные типографским способом массовым тиражом.

Впрочем, всё перечисленное относится всего лишь к лицемерию и вопиющему лицемерию. Что же касается высшей степени лицемерия, называемой «европейскими ценностями», то переживающим за свободу слова европейцам даже в голову не пришло не только печатать сотни тысяч плакатов с протестами, но даже просто выйти на улицу после сожжения заживо за свои убеждения в Одессе двух сотен человек, после убийства тысяч мирных жителей Новороссии карателями из нацистских батальонов. Увы, но в сознании носителей «европейских ценностей» эти люди никак не соотносятся с несчастными жертвами террористов: они ведь не рисовали совокупляющимися Мохаммеда и Саваофа и не издевались над погибшими в московском метро, их смерти — такая мелочь для «защитников свобод»...

Источник: Международный клуб православных литераторов «Омилия»

Р.S.
Вот уж где лицемерие: кровавый Потрошенко, убийца своего собственного народа, сопереживает погибшим во Франции журналистам.