May 21st, 2011

саратовская епархия, православие, афон, Инок Аркадий

ВЫПИСКИ ИЗ ЧИТАЕМОГО... РОДНЫЕ БРАТЬЯ


Одна из замечательных казаков – способность к искренней дружбе. Часто среди них было, когда два казака, совсем чужие один другому, шли к священнику и давали в его присутствии такое «завещательное» слово: «Мы, нижеподписавшиеся, даем от себя сие завещание перед Богом о том, что мы – братии, и тот, кто нарушит братство нашего союза, тот перед Богом ответ даст, перед нелицемерным Судиею нашим Спасителем. Вышеписанное наше обещание вышеписанных Федоров (два брата Федр и Федор) есть: дабы друг друга любить, невзирая на напасти со стороны наших либо приятелей , либо неприятелей, но взирая на миродателя Бога». После чего побратимы делали собственноручные значки на завещательном слове, слушали молитву или подходящее случаю место из Евангелия, дарили один другого крестами и иконами, троекратно целовались и выходили из церкви как бы родными братьями до конца жизни.
***

<…> Казаки часто применяли «искусы» (тесты) для определения годности человека к казацкой жизни. Делали они это так. Скажут, бывало,  вновь прибывшему варить кашу и уйдут якобы косить траву. А сами залягут в камыши и наблюдают за кандидатом в товарищество: как и что делает вновь прибывший. Вот парень сварит кашу, выйдет на курган и начинает звать казаков. А те лежат себе и молчат.  Зовет он из зовет, а потом в слезы: «Вот занесла меня нечистая сила к этим запорожцам! Лучше бы мне сидеть дома при отце при матери. О, бедная моя головушка!»

Казаки переглянуться, скажут друг другу: «Нет, этот не наш», и возвращаются в курень. Дадут тому парню коня, денег и скажут: «Ступай себе. Нам таких не треба!» А который молодец расторопный и сметливый – тот, сварив кашу, крикнет два раза: «Э, Панове молодцы, идите кашу есть!» И как те не откликаются, то скажет: «Ну и Бог с вами, один буду я кашу есть». Да еще задаст гопака на радостях, что на воле он тут и нет над ним никого кроме Бога. Потом сядет и давай уплетать кашу. Тогда запорожцы говорят: «Это наш!» И подошедши к нему с косами молвят: «Ну, чура вставай; полно тебе хлопцем быть, теперь ты равный нам казак». И ведут его в курень и меняют его прежнюю фамилию в знак того, что начинает он новую жизнь. И становится какой-нибудь Иванов или Войнович Задерихвистом или Перебийносом.  

За Други своя или все о казачестве